Как помочь ребенку справиться с травлей в школе

Травля в школе – это ещё один вариант травли, быть может, наиболее жестокий. Дети вообще жестоки, ибо не ведают, что творят, и несамостоятельны в своих мыслях, чувствах и поступках. Это во всех отношениях опасный возраст. Травля в школе и вообще подростковая травля может закончиться вспышкой насилия или даже суицидом. «Мальчику жизни не жалко, гибель ему нипочем», заметил ещё Стивенсон.

«Все мы родом из детства», молвил уже другой классик, Антуан де Сент-Экзюпери, и оказался не менее прозорлив. Выяснилось, что т.н. детская травля, ещё недавно считавшаяся пусть распространённой, но достаточно безобидной «болезнью роста», наносит порой незаживающие травмы, калеча характер и оставляя неизгладимый отпечаток на дальнейшей судьбе жертвы психологического насилия.    

Человек – коллективное животное, поэтому бойкот или изгнание его из группы и вызывает у него иррациональный ужас, идущий ещё из глубин веков. Тогда ужас был совершенно рационален – отвергнутому стаей грозила голодная смерть или другая, но столь же неминуемая погибель.  

Последствия школьной травли могут быть как непосредственные, сиюминутные, исчезающие вместе с самой травлей, так и отложенные, сохраняющиеся надолго, возможно даже, на всю жизнь.

К первым относят:

  • трудности в учёбе из-за невозможности сосредоточиться на занятиях;
  • пропуски уроков по любой уважительной причине или вовсе без оной, использование любого повода, чтобы не ходить в школу;
  • тревожные расстройства;
  • суицидальные мысли.

Ко вторым можно отнести:

  • хронически заниженную самооценку, развитие комплекса неполноценности;
  • депрессивные состояния;
  • острую социофобию;
  • заболевания, имеющие психосоматическую основу, требующие длительного и непростого лечения.

Беда ещё и в том, что прямое и явное вмешательство в ситуацию взрослого, педагога или родителя, не только ни к чему не приводит, но, напротив, усугубляет положение жертвы, оказывающейся в глазах своих мучителей ещё и ябедой.  

Чего не надо делать

  • Не ждать, когда само рассосётся. Для мучителей травля — это ежедневное развлечение, игра. Кто ж откажется от охоты?
  • Не искать причины в неправильном поведении жертвы, дескать, сама виновата.
  • Не давить на жалость. Охотники безжалостны, они ещё не люди. Да и взрослые-то особой жалостью не отличаются – достаточно вспомнить настоящих охотников или армейскую дедовщину – чего ж говорить о подростках.

Что надо делать

  • Взять на себя ответственность за происходящее. Это относится, в первую очередь, к учителям.
  • Назвать вещи своими именами. Не «у Васи Пупкина что-то не ладится с одноклассниками», а «Васю Пупкина травят одноклассники, и с этим нужно бороться».
  • Заявить о травле в самом классе/группе во всеуслышанье, лучше в отсутствие жертвы.
  • Попытаться переключить класс с игры «травля» на игру «неучастие в травле» с распределением ролей и начислением каких-нибудь баллов за неучастие, за хорошее отношение ко вчерашней жертве и пр. Консультация школьного психолога в этом случае была бы как нельзя кстати. И вообще пусть школьный психолог всласть проявит творческий подход, на то он и поставлен.

Если же мучители окончательно сформировались в отпетых мерзавцев, и их не спасти, а пионерские хороводы и прочие стенгазеты для них что бисер перед сами знаете кем, остаются ещё три достаточно радикальных приёма.

  • Заключить с мучителями сделку, заявив в качестве весомого аргумента собственную пристрастность в выставлении им оценок и допуске к разным школьным благам вроде путёвок, экскурсий, загранпоездок, рекомендаций и прочего.
  • Расформировать класс, разведя самых отъявленных по разным помещениям и расписаниям.
  • И, наконец самый жёсткий и «взрослый» вариант на крайний случай. Приоткрыть «охотникам» окно во взрослый мир. В котором человек полностью несёт ответственность за содеянное. То есть не только донести до их помутившегося от «запаха крови» (то есть беззащитности, страха и страданий) жертвы сознания информацию об ответственности перед законом за травлю и нанесение вреда и повреждений (как физических, так и психологических), но и дать им возможность соприкоснуться с представителями закона. Ощутить реальность этой ответственности. В этом отношении реальность представителей полиции (соответствующего её подразделения, работающего с детьми и подростками), согласованно работающей вместе с педагогом и администрацией школы, и перспектива отправиться в колонию, не в виде пустых угроз, а в виде соответствующих действий, отрезвляет мучителей лучше ушата холодной воды или «Алка-зельцера». Перспектива вполне реально переместиться в колонию для несовершеннолетних, и превратиться там из мучителей в жертв с очень туманной, но при этом совершенно пугающей перспективой, чаще всего напрочь отбивает охоту продолжать травлю. Как правило, травящие как-то поразительно быстро забывают о травле и о своей жертве. А многие из них даже бросаются с ней «дружить и защищать», демонстрируя свою лояльность администрации школы, полиции, своим родителями родителям жертвы, и всем тем, от кого может зависеть их возможность в колонию не попасть.